вторник, 23 апреля 2013 г.


Вспомнила вот о последней поездке своей, стало хорошо :) В оранжевой палатке я спала, в палатке цвета хаки спали Славка (водитель, гид) и Готов (переводчик)




Мне рассказывали о гобийском медведе. Рассказывали так, что я не могла понять – правда это или нет. Он небольшой и худой, говорили мне, потому что всегда голодный. Голодный, потому что живет в самой глухой части пустыни, там, где заканчивается Степь и начинаются барханы. А что он ест? Ничего не ест, практически ничего. Там даже вода большая редкость. Находит, наверное, каких-то ящерок, корни откапывает, насекомых ловит. Днем страшная жара, ночью страшный холод, спит в ямках, которые выкапывает в песке. Что же он там живет, спрашивала я, жалея медведя, ему бы перебраться туда, где в высокой траве вперевалку бегают толстые суслики-тарбаганы, а в чистых озерах лениво машут плавниками откормленные таймени. Так он родился в Гоби, вот и живет, отвечали мне со всей серьезностью. Это его судьба, это его жизнь и другой ему не надо, а в сытых зоопарках он не живет, потому что не может. Странный медведь, думала я, подпрыгивая на сиденье, а вместе со мной прыгали рюкзаки, спеленутые палатки, спортивные сумки, мешки с дровами и бутылки с водой. Время от времени что-то падало на меня или ударяло по ногам, но все это было мелочью по сравнению с тем, как жил неизвестный медведь. Я представляла, как он просыпается утром в своей неглубокой песчаной берлоге, щурится на солнце небольшими глазками, зевает во всю пасть и улыбается. Рыжая с проплешинами лохматая шкура, кривые лапы, вытянутая голова с узкой мордой. Он неторопливо бредет по бесконечной пустыне, вынюхивая скорпиона, копается когтистой лапой в песке, отфыркиваясь и чихая. Даже если его придумали, он мне нравится, думаю я, уворачиваясь от очередного мешка, падающего сверху. Но ведь дело даже не в медведе, а в том, что 23 июня в 18 часов 45 минут началась Гоби. И не было восторженных вздохов, не было радостных криков и потрясения от увиденного. Мне сказали – поздравляем, ты в Гоби. Я кивнула и автобус подбросило. А за окном подпрыгнула Степь – зеленая, серая и желтая. Если бы я смотрела вверх, я увидела бы, как вздрогнуло небо – синее-синее, без облаков и следов от самолетов. Синее-синее небо над зеленой, серой и желтой Степью.

Комментариев нет: